Дворец в Мисхоре. Репродукция этюда К.Боссоли, 1841 г.Дворец в Мисхоре. Репродукция этюда К.Боссоли, 1841 г.

Имение Мисхор
Нарышкиных и Шуваловых

Освоение русскими землевладельцами Мисхора началось вскоре после присоединения Крыма к России. Одной из первых земли приобрела действительная статская советница Мария Антоновна Нарышкина (1799–1854). 26 января 1814 г. она была введена во владение 13 участками фруктовых садов и пахотной земли1. 3 марта 1819 г. эти земли приобрела Софья Константиновна Потоцкая (1766–1822), которая завещала их своей дочери Ольге Станиславовне (1802–1861)2. Большую роль в её дальнейшей судьбе, после кончины матери в 1822 г., сыграли Елизавета Ксаверьевна Воронцова (1792–1881), урождённая графиня Браницкая, и генерал-губернатор Новороссийского края граф Михаил Семёнович Воронцов (1782–1856). В марте 1824 г. они выдали Ольгу замуж за двоюродного брата графа Воронцова со стороны матери, 38-летнего генерал-майора, участника Отечественной войны, Льва Александровича Нарышкина (1785–1846).

О.С.Нарышкина (урожд.Потоцкая) с дочерью Софьей.О.С.Нарышкина (урожд.Потоцкая) с дочерью Софьей.

Как установила А.А.Галиченко, имение Мисхор обустраивалось с помощью соседей Воронцовых, их садовников и архитекторов. Дворец был построен английским архитектором Уильямом Гунтом по проекту архитектора Г. Торичелли. Рядом с дворцом была построена католическая капелла. В создании парка принимал участие немецкий садовод Карл Кебах. Дорожки и тропинки прокладывали сапёры строительного батальона подполковника В. П. Шипилова3. Плантации рислинга давали вино, напоминающее по вкусу рейнское. Винзавод и дом винодела находились недалеко от верхней Воронцовской дороги.

По межеванию 1834 г. в имении Ольги Станиславовны Нарышкиной насчитывалось: 34 дес. 1901 кв. саж. фруктового сада, 22 дес. 333 кв. саж. под мелким кустарником, 629 саж. под экономическим имением, 375 кв. саж. под почтовою дорогою, 1642 кв. саж. под просёлочными и садовыми дорогами, 30 саж. под христианским кладбищем, 6 дес. 965кв. саж. под каменистыми местами,1 дес. 659 кв. саж. под речкою Хастою и балками. Всего в окружной меже удобной и неудобной 87 дес. 2192 кв. саж.4 К этому времени в имении были проведены большие преобразования в преддверии визита в Крым императора Николая I и его свиты. Великая княгиня Елена Павловна останавливалась у Нарышкиных в Мисхоре. Её в путешествии по побережью сопровождал Пётр Иванович Кеппен, владелец имения Карабах, известный учёный.

В 1846 г. дочь Нарышкиных Софья Львовна (1829–1894) вышла замуж за камер-юнкера Петра Павловича Шувалова (1819–1900). За два года до этого дочь графа М. С. Воронцова Софья Михайловна (1825–1879) вышла замуж за его брата Андрея Павловича Шувалова (1817–1876) Оба брата были членами знаменитого петербургского кружка золотой молодёжи, сплотившегося вокруг Лермонтова и последовавшего за ним на Кавказ. П. П. Шувалов увлекался археологией. В их доме в С. Петербурге на Фонтанке находились статуэтки, краснофигурные лаковые вазы, обнаруженные им в 1849 г. при раскопках на мысе Ай-Тодор, где находилась римская крепость. Первоначально Шуваловы часто бывали в Мисхоре, но после кончины дочери Варвары в 1871 г. больше жили за границей.

Дворец в Мисхоре. Открытка 1900-х гг. (из архивов авторов сайта).Дворец в Мисхоре. Открытка 1900-х гг. (из архивов авторов сайта).

В 1895 г. владельцем имения Мисхор после кончины матери стал Павел Петрович Шувалов (1847–1902)5. В 1868 г. он поступил на военную службу, в 1872–1881 гг. был адъютантом великого князя Владимира Александровича, затем стал флигель-адъютантом императора Александра III. Павел Петрович был женат на княжне Елизавете Владимировне Барятинской (1855–1938), которая славилась своей красотой, умом, обладала незаурядным художественным чутьём и организаторскими способностями. Именно им принадлежала идея создания курорта на базе своего имения. Первоначально они просто сдавали его в аренду на время своего отсутствия, в том числе в 1898 г. представителю новых состоятельных слоев русского общества – московскому купцу Савве Тимофеевичу Морозову.

Сведения об этом содержатся в дневнике Д.А.Милютина, который 28 октября 1898 года записал:

“Вчера ездил я с дочерью Надей в Мисхор и Кореис, чтобы отдать визиты Морозовым, Юсуповым и Лазаревым. Морозовы занимают большой дом графа Шувалова и собираются завтра же покинуть свое летнее жилье для возвращения в Москву. Савва Тимофеевич Морозов, принадлежащий к богатому московскому купечеству, человек образованный, был товарищем молодых графов Ольсуфьевых по университету. Жена его очень красивая и любезная дама. Я познакомился с ними в 1896 году на Нижегородской выставке, где Савва Морозов был одним из главных распорядителей”6

Вид на Ай-Петри из Мисхорского парка. Фото: Наталья Зеленая, 2020 г.Вид на Ай-Петри из Мисхорского парка. Фото: Наталья Зеленая, 2020 г.

В 1898 г. Шуваловы решили выделить 15 дес. земли в западной части имения Мисхор на границе с имением Воронцовых-Дашковых для создания курорта, для чего предложили архитектору Николаю Георгиевичу Тарасову разбить их на 50 участков площадью от 300 до 700 квадратных саженей.

Архитектор Николай Георгиевич Тарасов родился в г. Кронштадте в семье инженера-строителя. В 1878 г. окончил Институт путей сообщения в С.Петербурге. Вместе с братьями, тоже дипломированными инженерами-путейцами, в 1881 г. организовал бюро по выполнению казённых заказов по возведению железнодорожных сооружений. Они принимали и заказы на создание частных дач, в 1886 г. уже работали в имении Форос А.Г. Кузнецова по реконструкции проектов архитектора К.И. Эшлимана, С 1898 г. Тарасов работал в имении П. П. Шувалова, где размежевал выделенные земли на 50 участков, создав планы тридцати шести из них7 . Дальнейшие планы курорта создавал в 1903 г. техник Александр Андреевич Померанцев, проживавший в Алупке: с 1900 по 1912 г. Тарасов уже служил главным архитектором г. Ялты8 .

Курорт назвали Новым Мисхором. Участки отдавались в аренду сроком на 46–60 лет, с правом сооружения капитальных построек, передачей их по наследству, соблюдением правил поведения, в том числе чистоты, сохранения парковых насаждений и так далее. Владельцы же имения были обязаны проложить дороги, водопровод, канализацию9.

О.П.Долгорукова (урожденная Шувалова), последняя хозяйка имения Мисхор.О.П.Долгорукова (урожденная Шувалова), последняя хозяйка имения Мисхор.

В 1902 г. не стало Павла Петровича Шувалова. Имение перешло к его сестре Ольге Петровне Долгоруковой (1848–1927, урожденной Шуваловой, вышедшей замуж за обер-гофмейстера князя Александра Сергеевича Долгорукова, 1841–1912). К тому времени площадь имения составляла 117 дес. 538 кв. саж., в том числе 11 дес. виноградников различных сортов, садов 2 дес, огород 1 дес. 600 кв. саж., под посевами зерновых 7,5 дес, под парком и сенокосом 7 дес., под дровяным лесом 57 дес, негодной земли 23,5 дес, маслиновой рощей 2 дес, речкой 0,5 дес постройками 1,5 дес, и курортом Новый Мисхор площадью 15 дес.10 Курорт располагался в границах восточной части имения Воронцовых-Дашковых и заканчивался близ дворца Шуваловых, находился на крутых горных склонах, что усложняло строительство и требовало многочисленных подпорных стен. Дорога, идущая из Кореиза, проходила выше дворца Шуваловых, затем по территории курорта Новый Мисхор и кольцами уходила вверх к современной станции канатной дороги, дважды пересекая речку Салгир, или, как ее сегодня называют, Хаста-Баш («исток бешенной воды» в переводе с тюрского). Участки курорта Новый Мисхор были разбиты слева и справа вдоль дороги21 .

С 28 июня 1903 г. княгиня О. П. Долгорукова стала лично заниматься вопросами организации курорта, все договора на аренду земли проходили через нее. Список требований был расширен: содержать дачи в исправном виде, соблюдать санитарные нормы, проводить очистку территории, страховать дачи от пожара каждый год за свой счёт, своевременно оплачивать аренду на срок 60 лет (оплата за первые 30 лет ниже, последующие 30 лет с 25–30% надбавкой; в среднем оплата составляла, как сообщалось в документах национализации 20-30 коп. на кв.саж. ), не открывать в дачах пансионаты для больных. Постройки можно было передавать другим лицам по разрешению управляющего имением. Управление имением обязывалось провести водопровод до участков арендаторов. Позднее добавились ещё два пункта: право пользования парком и строительство дач под надзором техника22.

Карта бывшего имения Мисхор из дела о его национализации (Государственный архив республики Крым).Карта бывшего имения Мисхор из дела о его национализации (Государственный архив республики Крым).

Содержала Ольга Петровна в идеальном порядке и само имение Мисхор. Особенно славились его теннисные корты. Вот что пишет в своих воспоминаниях князь Петр Урусов, в юношеском возрасте не раз гостивший в близлежащем Симеизе у своего двоюродного деда Н.С.Мальцова и проживший там с 1917 по 1919 годы:

«Вновь  [летом 1919 г., вступления в Крым немецких войск] ожила светская жизнь на нашей маленькой крымской Ривьере. Одним из мест, где собиралось светское общество, был Мисхор; здесь образовалось что-то вроде теннисного клуба. Теннисные корты были в отличном состоянии. В мае или июне начинались матчи и турниры и продолжались все лето. Я имел обыкновение пешком преодолевать пять или шесть миль, которые отделяли Симеиз от Мисхора, любуясь видом с дороги, находившейся довольно высоко над морем»23.

В.В.Микоша. Ночь в Мисхоре. Фото 1938 г. (Мультимедийный комплекс актуальных искусств).В.В.Микоша. Ночь в Мисхоре. Фото 1938 г. (Мультимедийный комплекс актуальных искусств).

Княгиня Ольга Петровна Долгорукова навсегда покинула Мисхор 9 апреля 1919 года на английском крейсере «Марлборо» вместе с вдовствующей императрицей Марией Федоровной и другим представителями знати ввиду наступления Красной армии. Это было второе пришествие советской власти в Крым, оказавшее весьма краткотечным; в третий, и окончательный раз она установилась на Южном берегу в ноябре 1920 г. Спустя два месяца, в феврале, был составлен Акт о национализации и передаче в управление Южсовхоза бывшего имения О.П.Долгоруковой Мисхор. Впоследствии на территории имения и дач Нового Мисхора были устроены санатории «Советский полярник« и «Коммунары» (ныне «Ай-Петри»). Дворец и парк сохранились до наших дней, хотя и в существенно переделанном, хаотически застроенном, измененном подчас до неузнаваемости виде.

Источники

1ГАРК. Ф. 8. Оп. 1. Д. 5. с.33. Ввод во владение в 1814 г.

2 ГАРК. Ф 339. Оп. 1. Д.1. с.3. Выписи из нотариальных актовых книг о заключении договоров на аренду участков в имении Мисхор.

3 Галиченко А.А., Филатова Г.Г. Мисхор. Судьба имения и его обитателей//Материалы II Крымских международных Чтений «Мир усадебной культуры. Симферополь: Крымский архив, 2002. С.32-50.

4 ГАРК. Ф 377. Оп.7. Д. 35. с.5.

5 ГАРК. Ф.339. Оп.1. Д.1. С.3

6 Дневник генерал-фельдмаршала графа Дмитрия Алексеевича Милютина, 1891-1899. Под ред. Л.Г.Захаровой. М.: РОССПЭН, 2013. 774 С. C.501.

7 ГАРК. Ф. 339. Оп.1. Д.2. С. 1 Планы участков сдаваемых в аренду в имении Мисхор гр. Шувалова.

8 Артамонов А.Е. Госдачи Крыма. История созданий правительственных резиденций и домов отдыха в Крыму. Правда и вымысле. М., Центрполиграф. 2015 г. – 448 с. С.309-310.

9 ГАРК. Ф.339. Оп.1. Д.1. С.1-3

10 ГАРК. Ф-Р 361. Оп. 1. Д. 39. С.13. Акты приёма и сдачи совхоз «Мисхор» при дер. Мисхор, бывшее Долгоруковой 1920-1922.

11 Окс А.Б. Южный берег Крыма. Справочник для туристов. С.Петербург: “Луч”, 1912 г.

12 ГАРК. Ф.-Р. 361. Оп. 1. Д.39. С.20.

13 ГАРК. Ф. 339. Оп.1. Д. 1. С.7.

14 Литаш О.А. Князь Петр Урусов. Крымские страницы мемуаров//Крымский альбом. 2001. Федодосия, Москва: “Коктебель”, 2001. С.64.

Проекты GardenAcademia